Логин  
Пароль  
 
14 октября 2019 понедельник О проекте |  Реклама на портале |  Карта сайта
Праздники:
Международный день стандартизации Покров пресвятой Богородицы
Пасмурно
сейчас3.0 °C
Пасмурно
в Петрозаводске
прогноз погоды

Вход для пользователя

 
Тег-лайн

В белой-пребелой стране составили черные-пречерные списки

В Петрозаводске прошел семинар, участники которого обсудили федеральное законодательство, регулирующее деятельность средств массовой информации

До недавних пор, заговаривая на тему законодательства о СМИ, вспоминалось обычно, что давным-давно, в 1991 году еще, в России был принят закон «О средствах массовой информации», который полностью отвечал требованиям демократического общества. Последующие многочисленные поправки в него (дописывания) благополучно отбивались и состояние нормативно-правового акта считалось достаточным, чтобы и на частную жизнь граждан не покушаться, и свободу слова защитить можно было. Но постепенно ситуация меняется и законодательство, совершенствуясь (так это называется), становится строже к редакциям СМИ и журналистам. Больше появляется законных ограничений при сборе и распространении информации. Утверждать, что это всегда обязательно плохо или только хорошо — невозможно, конкретная ситуация вызывает и конкретную реакцию на нее. Но можно утверждать, что органы государственной власти делают многое для того, чтобы жестче регулировать поток информации, идущий от редакций к гражданам. Почему и возникает вопрос: граждане имеют право знать и от какой информации они отрезаются государством? Семинар, организованный международной организацией журналистов «Баренц-пресс» и Союзом журналистов Карелии, так и назывался «Право знать: изменения в законодательстве о СМИ расширяет информационные возможности для граждан или препятствует работе редакций СМИ?».

Было три основных доклада, с одним из которых выступила Людмила Никифорова, представлявшая управление Роскомнадзора в Карелии, которая дала общую характеристику ситуации на республиканском рынке СМИ, рассказала о наиболее часто повторяющихся ошибках, допускаемых редакциями в своей работе (за что их наказывают) и оценила правовые новации, касающиеся СМИ. Второй доклад полностью посвящен был изменениям федерального законодательства, в той части, которая касалась журналистов и редакций (выступала кандидат юридических наук Елена Пальцев, представлявшая Экспертно-правовое партнерство «Союз»). И третьим слушалось сообщение председателя Союза журналистов Карелии Анатолия Цыганкова о правовом регулировании интернет ресурсов.

Начнем обзор с общей характеристики состояния СМИ Карелии, подготовленный Людмилой Никифоровой. На сегодняшний день на территории республики зарегистрировано 158 средств массовой информации, из которых три печатных издания приостановили свою деятельность. Почти 79 процентов всех изданий приходятся на печатную периодику (газеты, журналы), действуют 17 телеканалов/телепрограмм, 12 радиоканалов/радиопрограмм, и есть по одному информационному агентству и электронному периодическому изданию. Сегмент рекламных средств массовой информации составляет 49 изданий (в общей совокупности СМИ).

Чуть ли не каждая цифра нуждается в пояснении для неспециалистов. Например, сразу поражает тот факт, что в Карелии существует лишь одно электронное (сетевое) издание, хотя на самом деле их десятки (как минимум пять-шесть вы сами, наверняка, ежедневно просматриваете, посещая те или иные сайты). Объясняется этот казус просто: законодательство о СМИ не требует обязательной регистрации интернет ресурсов (веб-сайтов) и потому почти все редакции предпочитают работать без юридического оформления статуса в качестве СМИ. Это, повторим, не противоречит закону «О средствах массовой информации», поскольку регистрация — дело добровольное. А поскольку интернет-издания не регистрируются, то они и не попадают в систему учета Роскомнадзора, что вовсе, правда, не означает, что веб-редакции не отвечают по закону за свою деятельность. И Гражданский и Уголовный кодексы на них полностью распространяются. За любую ошибку и оплошность редакциям интернет-изданий приходится отвечать в суде точно также как и зарегистрированным СМИ.

Путает и цифра, что в Карелии действуют 24 региональных (республиканских) СМИ. Легко убедиться, что это не так. Попробуйте купить в киоске 24 газеты и журнала, издающиеся в Карелии. Не получится. Но этой странной статистике тоже имеется свое объяснение. Дело в том, что управление Роскомнадзора, определяя территориальность издания (региональное оно, районное) ориентируется на статус его учредителя. От того в Карелии все районные издания, в состав учредителей которых входит республиканское предприятие «Информационное агентство Республика Карелия», отнесены к региональным периодическим печатным изданиям (хотя территория их распространения, конечно, же муниципальная). Фактически в статистику попадет неверная идентификация изданий, но с точки зрения действующего норматива — все нормально. Написали на жирафе — «муравей», значит муравей. Нормотворцам виднее.

Грубых нарушений федерального законодательства региональные и муниципальные СМИ Карелии не допускают, хотя работы республиканскому управлению Роскомнадзора хватает, конечно. Довольно много выявляется технических нарушений (как правило, редакции путаются в выходных данных своих изданий).

Из новых профессиональных нагрузок Роскомнадзора нужно вспомнить то, что на контрольный орган возложено наблюдение за исполнением законодательства в сфере сети интернет. Точнее нужно отслеживать, чтобы не распространялась информация, запрещенная законом. И если попадается такая, то ее после совершения определенного регламента блокируют на федеральном уровне (в результате просмотр страниц становится невозможным для посетителей). В Москве ведется реестр запрещенных сайтов, поименованный в народе «черным списком» сайтов. Если на момент начала функционирования закона (декабрь 2012 г.) в «черный список» попали 87 IP — адресов, которые подверглись блокировке операторами связи по указанию Роскомнадзора, то на начало ноября 2013 г. в реестре запрещенных сайтов числятся 3564 IP-адреса. Достигает ли российский закон своей цели? Преимущественно — да. Хотя он без труда обходится, как только меняется юрисдикция регистрации сайтов, а сделать это не сложно.

Доклад Елены Пальцевой посвящен был вопросам изменения законодательства о СМИ в России. В последние полтора года разрастается число норм, скажем мягко, затрудняющих работу редакций. Причем, по словам Е. Пальцевой, качество новаций ущербно тем, что двусмысленно своим содержанием, что тяжким бременем и ответственностью ложится на судей, вынужденных в меру их компетенции трактовать законы. И, как показывает практика, чем ниже уровень судебного разбирательства, тем более спорные выносятся решения. Елена Пальцева обратила внимание, что на уровне мировых судей редко применяются нормы международного права, почему на этой ступени почти всегда проигравшей стороной оказываются журналисты (международное законодательство защищает право граждан на доступ к информации). И напротив давно стало нормой применение международного права судьями Верховного суда Карелии.

Каждую новую редакцию законов, имеющих отношение к журналистике, докладчик постатейно разобрала, объяснив, где и какие угрозы существуют для редакций.

Самые значительные перемены в сфере регулирования средств массовой информации произошли за последние два года в сети интернет, об этом говорил Анатолий Цыганков, сам редактирующий несколько сайтов. Он проанализировал накатывающий на сетевые издания вал законодательных ограничений. Можно говорить о каком-то законотворческом буйстве. Если в 2008 г., когда законодатели только начинали думать, как бы придавить свободное распространение информации в сети интернет, зафиксировано было 6 инициатив, в прошлом их было уже 49, а в течение девяти месяцев текущего года — 35 (данные правозащитной организации «Агора»).

В июле 2012 г. принят федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (139-ФЗ), который и ввел практику формирования «черных списков» сайтов (IP-адресов). По словам А. Цыганкова, информационные ограничения, установленные законом, полезны, но одновременно и небезопасны для собственников информационных ресурсов. Например, нет спора, необходимо запретить для публичного распространения ряд тем, угрожающих физическому и моральному здоровью детей. Речь идет об информации о наркотиках, детской порнографии, суициде, нынешней весной перечень этот дополнился запретом на опубликование информации о несовершеннолетних, ставших участниками противоправных действий. Однако несовершенство процедуры наблюдения за сайтами (мониторинга) легко переводит их IP — адреса в ряд запрещенных без веских на то объективных оснований (возможен произвол). И тогда без решения суда заподозренный в нехорошем сайт блокируется, то есть узаконена внесудебная практика надзора (наказания). Получается, нет еще судебного решения о виновности владельца сайта, нет даже иска заявителя о нарушении закона, но уже принимаются обеспечительные меры, блокирующие работу сайта, всего лишь попавшего под подозрение. И потом уже задача владельца информационного ресурса доказывать, что он не нарушал закон. Понятно, все это время сайт числится в реестре запрещенных, и сетевой ресурс не работает.

Второй закон, принятый в июне 2013 г., и также касающийся сетевых изданий, сами обитатели сети прозвали «законом против интернета», речь идет о федеральном законе «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» («антипиратский закон»; № 187-ФЗ). Здесь опять изначально хотели как лучше. Есть правильное желание защитить правообладателей (музыки, фильмов и иных художественных, научных продуктов интеллектуального труда). Людей ворующих чужой контент надо искать и наказывать, другого быть не может, убежден А. Цыганков. Но отыскивать нужно именно конкретных жуликов, а вместо поиска «пирата» вводится коллективная ответственность в отношении всех пользователей сети интернет. И подобная угроза обществу — опасна. Надо заметить, что понимание опасности наступления на «право знать» первыми осознали в Госдуме депутаты из фракции КПРФ, в конце августа внесшие законопроект об отмене 187-ФЗ. Скорее всего, инициатива их не получит поддержки большинства депутатов Госдумы, но предложенная дискуссия полезна.

Предмет спора насколько деликатный, настолько и щепетильный. И любая из сторон схватки будет находить аргументы в свою пользу. Это как с нынешним вселенским скандалом об американской прослушке, которую разоблачил бывший сотрудник ЦРУ и Агентства национальной безопасности США Эдвард Сноуден. В самой Америке органы государственной власти назвали его предателем и требуют для него тюремного наказания (он, в самом деле, разгласил государственную тайну, сообщив, что Агентство национальной безопасности США подсушивает всех, вмешиваясь в чужие гостайны, и в личную жизнь всех землян). Однако, весь мир — за исключением сотрудников спецслужб США и Великобритании — Сноудену благодарны. Он дал право нам знать, что Америка грубо попирает международные законы о гражданских правах и свободах.

Российское законодательство в области интернет изданий, кроме того, что расширяет пространство легитимного покушения на свободу слова, еще ведет и к разрушению самого быстро развивающегося в стране экономического рынка IT-технологий. С этой точки зрения тоже полезно взглянуть на работу думцев, полагает А. Цыганков. Поскольку интернет пространство совершенно открытое, то преследуемые без труда уходят под юрисдикцию зарубежных стран. Кто-то скажет, ну, и пусть валят. Однако правильная ли это постановка вопроса? Объем российского интернет рынка в прошлом году составил 1,4% валового внутреннего продукта (850 миллиардов рублей) и он рос весь 2013 год. Доля интернет зависимых рынков в структуре ВВП уже составляет почти 7% (4,3 триллиона рублей; приводим данные Российской ассоциации электронных коммуникаций). И если интернет бизнес побежит из России, то по экономике страны нанесен будет удар невероятной силы.

После законодательных новаций думцев образца 2012–2013 годов пользователи побежали из российской зоны регистрации. Например, фиксируется рост популярности латвийских операторов обработки данных. По данным Высшей школы экономики, за 8 месяцев 2013 г. объем услуг, оказываемых российским потребителям, одной только Латвийской компанией на 35 процентов превысил сопоставимые показатели 2012 г. Правительство России (обычно здесь рождаются законодательные инициативы), Госдума России (здесь большинство голосует, как велит партия власти) и президент страны (своей подписью запускающий законы в жизнь) все вместе выталкивают интернет бизнес за пределы нашей страны. И это достижимая цель.

С пороками надо бороться, в том числе и с теми, которые гнездятся в сети интернет, но благие желания лиц обладающих властью в данном случае приносят и ощутимые отрицательные результаты. Некачественно работает партия власти.

Наталья Васильева

Если вы хотите написать комментарий,
сначала необходимо зарегистрироваться
если вы уже зарегистрированы — войдите
Ноябрь, 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
выбрать день
Погода
Сейчас
3.0°C
ПасмурноПасмурно
Понедельник, 14 (ночь)
2.0°..4.0°
ПасмурноПасмурно
Понедельник, 14 (утро)
1.0°..3.0°
ПасмурноПасмурно
Понедельник, 14 (день)
2.0°..4.0°
ПасмурноПасмурно
Понедельник, 14 (вечер)
1.0°..3.0°
ПасмурноПасмурно
Анекдот
Good site http://ciadr01.party , http://candr01.click , http://pdl01.bid , http://viagra-rx-online.com